«По нам стреляли «Грады» — участник боев под Иловайский о российской армии в Донбассе

19 августа прошло пять лет со времени боя под Иловайском. По официальным данным украинской власти, во время боев за город и попытки выхода из окружения погибли 366 украинских военнослужащих, 429 — были ранены, 300 — попали в плен. О потерях со стороны боевиков нет точных данных. По информации тогдашнего руководителя гражданско-военного сотрудничества Вооруженных сил Украины Алексея Ноздрачева, более 200 человек погибли, около 300 были ранены. Официальный Кремль свое участие в Иловайских боях и присутствие на востоке Украины отрицает.

1150

Подорванный фугасом танк украинской армии. Село Грабское под Иловайский, 17 августа 2014

Через пять лет группа британских исследователей опубликовала доказательства участия российской армии в битве под Иловайском, среди которых — множество спутниковых фотографий российских военных конвоев на территории Украины и кадры танков T-72Б3, новой модели, которая в то время была только в России.

Алексей Кириченко, боец 57-й бригады ВСУ, в 2014 году тоже участвовал в боях под Иловайском. После поражения он пешком выходил из окружения в Волновахе, но попал в плен на блокпосту неподалеку от Старобешево. В плену боевиков он провел 3,5 года.

В эфире программы «Вечер» Алексей Кириченко рассказал, какую технику видел тогда, видел танки Т-72Б3 и российских военных.

— Мы с вами виделись, когда вас схватили, на следующий день после того, как вы попали в плен, вы пробыли там очень долго. Но в тот раз в Старобешево, кажется, это было, вы говорили, что вы видели много российской техники и военных. Вы можете сейчас рассказать, что вы видели?

— Да, могу. Я попал в плен 1 сентября. Накануне, два дня до этого, наша группа, которая выходила из Саур-Могилы, обнаружила сломанную российскую технику.

Почему российскую, я сделал такой вывод? Потому что я непосредственно в нее залез: это был БТР, на жесткой сцепке его тянула инженерная машина. Когда я залез в БТР, я увидел, во-первых, номер части. По памяти номер части не скажу, извините, много времени прошло. Но я точно помню, что это был пятизначный номер, а это все-таки характерно для войск Российской Федерации. Но сепаратисты мне возражали, когда я с ними об этом говорил: «У вас тоже пятизначные номера части почему-то».

Но там была фанерная табличка, на которой график обслуживания этой техники, оно проводилось с интервалом в один месяц. И там было около 8-10 записей, они были свежие. Я посмотрел, что эту технику недавно обслуживали. То есть это была российская техника, и там были указаны фамилии людей из экипажа.

— Что было с экипажем, уже непонятно? Это был подбитый БТР?

— Нет, он был поломан. И, кстати, на выходе наша группа прошла буквально метров 300 и попала в плен. Я тогда сумел убежать, а вот ребята, которые попали в плен, мне потом рассказывали, что те, кто их брал в плен, были из спецназа, из Оренбурга ребята.

— Они это выяснили в общении-то?

Моим ребятам очень повезло, что эта часть Российской Федерации, зашла на территорию Украины, не принимала участия в серьезных боях, у них не было потерь. И поэтому отношение к ребятам военнопленным было относительно гуманным

— Да, в общении. Моим ребятам очень повезло, что эта часть Российской Федерации, зашла на территорию Украины, не принимала участия в серьезных боях, у них не было потерь. И поэтому отношение к ребятам военнопленным было относительно гуманным.

— Скажите, пожалуйста, вы видели танки Т-72Б3? Или, возможно, вы их потом когда-нибудь видели?

— Лично — нет. По нам вели огонь на Саур-Могиле. Мы так подозреваем, это были или танки, или «Ноны», что такое очень серьезное, потому что огромный комплекс Саур-Могилы, который там стоял, высотой около 30 метров, упал на нас.

Еще по нам стреляли с территории Российской Федерации, так как Саур-Могила стоит на стыке двух украинских областей — Донецкой и Луганской — Российской Федерации. И мы видели, что по нам стреляют оттуда «Грады».

— С территории Российской Федерации?

— Это было видно, да.

— Теперь вопрос о плене. Вы встречали там людей, которых можно было бы однозначно определить по принадлежности к российской армии?

— Да, встречал. Они неохотно признавали это, они не говорили мне свой номер части или какую-то информацию, по которой можно было бы их идентифицировать.

— Депутат Госдумы предположил, что нет доказательств, пока нет подбитой техники. С той обстановки, которая была в Иловайске, можно было бы вытянуть хотя бы один танк Т-72Б3 либо это технически невозможно сделать? Если нет, то объясните почему, как участник этих событий.

— Наша группа прошла около 40 километров за семь дней. Ночью. Мы ели кукурузу сырую, мы выходили из окружения. А вытянуть подбитую технику не было ни малейшей возможности.

Тимур Олевский

Полеты над Одессой

Sorry, comments are closed for this post.